Лина

Sep. 3rd, 2012 12:24 pm
docvtumane: (Default)
Вчера мне угрозили. Цитирую:
  - Я написала в Советский Союз, пожаловалась на вас. Я считаю, что министерство должно вас всех расстрелять.     Пока ответа не было, но непременно будет, так что трепещите!
Говорю, что можно не дождаться- адресат-то 21 год как выбыл. Не убеждает:
  - Советского Союза нет- но люди остались! ЛЮДИ! ОСТАЛИСЬ!
docvtumane: (Default)
 Лежит, собравшись в плотный узел, из которого, как шпильки, выпирают локти и коленки. 80 годиков, острое девичье лицо с огромными глазами. Она давно никого не узнаёт, а когда объясняем, кто есть кто- удивляется и долго вглядывается, знакомясь заново. 
- Кто это? - спрашиваю, указывая на её дочь.
- Лия, сестричка, ты же умерла- а так хорошо выглядишь.
Приходит муж, она смотрит как бы мимо, украдкой стреляя взглядом:
- Красивый мужчина, так похож на моего Давида... Но мой Давид лучше.

Dr.B.

Oct. 20th, 2011 12:14 pm
docvtumane: (Default)
   Когда зануда Родни по десятому разу подполз всё с теми же вопросами (обожаю мужиков, которые при всяком удобном случае вываливают своё "что покушал" и "чем покакал")- я спровадила его за ответами к доктору Б. Родни, поглядев на безумную старушенцию, внимательно размазывающую кисель по столу, поначалу решил, что я издеваюсь. Не там-то было. Он получил ответы- в виде небольшой, хорошо организованной лекции, расчитанной на любопытного въедливого непрофессионала. Я тоже не ушла обиженной- мне досталось удовольствие наблюдать, как брезгливость на лице Родни перетекает в недоумение, а следом в восторженное изумление. Мне достались 30 минут относительного спокойствия, когда можно работать, не отвлекаясь на вопросы липкого Родни и саморазрушительную кипучесть бабульки, методично обдирающей с себя одежду, внутривенный катетер и калоприёмник. И главное- гордость за коллегу и за неистребимость нашей профессии, которая из обветшалой коры переползла куда-то в подкорку,  потому что бывших врачей не бывает (Молли, привет! :).
   80 лет, до позапрошлого года (с паллиативной операцией по поводу запущенного рака сигмы и клинической смертью)- всё еще учила студентов-медиков и консультировала. Теперь у нас. И консультирует)). Несмотря на то, что не помнит, как использовать ложку и какой сегодня год.
Вчера возились с её соседкой по палате- шелестящий голос из-за шторки, как голос в подсознании: "D5 1/2NS  at 80ml/hr, and CMP stat". Исполнили в точности.
docvtumane: (Default)

Коррин

-Остановись, присядь,- сказала Коррин,- на тебе лица нет.

-Всё нормально, просто устала чутку... опять кто-то кричит. Побегу.

-Вернёшься?

-Вернусь, когда разгребусь. Работы много. Тебе что-нибудь надо?

-Мне нужно, чтобы ты присела... и отдышалась, и успокоилась.

-А!- машу я рукой,- в следующей жизни!

Коррин, басом:  ХА-ХА-ХА.

  Я выхожу из комнаты и слышу, как Коррин начинает орать дурным голосом, как будто её режут на тысячу мелких.

Возвращаюсь.

  Коррин встречает меня самой обворожительной из своей обоймы улыбок:

-Сядь, бэби. Дай мне руку. Поплачь, если надо. Если спросят- скажешь, что работала со мной.
 

docvtumane: (Default)
Этель- продолжение

-Боже, помоги, помогиии! Боже, помоги!
И так сутками напролёт.
-Этель, как тебе помочь?
Этель смотрит с ненавистью: -Уходи!
-но ты же звала на помощь?
- Я звала бога, а не тебя. А ты не бог. Уходи.
Трудно не согласиться. Я не бог. Я не люблю, когда страдают.
Но я могу прислать ангелов.
Angel K. & Angela W., каждая весом под полторы сотни кило, обе чОрные как ночь, возносят Этель к небесам на хойер-лифте. Потом очищение- тёплой водой и мылом. Ну и прощение, куда ж без этого, что ж на неё обижаться...

docvtumane: (Default)
  Дедушка Волтер был счастлив. Он светился счастьем, его беззубая улыбка лучилась и отражалась во всех, кто его видел.
  Он любил женщин, и женщины от 0 до 103 отвечали ему взаимностью и принимали проявления его любви ( улыбки, возложение рук на голову, недоеденное пирожное или хлопок по заднице) с восторгом (а если с визгом, с отпрыгиванием или с показной брезгливностью- так это, поверьте, только из женского кокетства),  Наверное,  дедушка Волтер не хотел никого из женщин обидеть, поэтому никогда не был женат.
  К нему приходили  друзья юности, странная парочка, тоже хорошо за 80- Том, чёрный с венчиком белых кудряшек на макушке, и  Линда, хрупкая девчонка бабулька в разноцветных индийских юбках до полу, в неизменной джинсовой жилетке и с уймой фенечек на птичьей шейке. Визитёры проводили некоторон время с Волтером наедине, а потом они втроём часами кружили по заведению, заглядывали в комнаты, присаживались посидеть в самых неожиданных местах. 
  Единственное, чего дедушке Волтеру хронически не хватало для полного счастья, были белые пластиковые ложки, но он постоянно стремился к Полному Счастью, и добывал недостающий его компонент со всей своей немалой энергией и изобретательностью. Застигнутый в процессе добывания, он с явной неохотой отдавал трофеи, медленно, по одному, улыбаясь смущённо, как бы говоря: "-ну это же такая малость для вас, а для меня это недостающий компонент счастья, я оставлю себе эти две, вы ведь не против, правда?"
 Три года назад, когда дедушка Волтер еще умел говорить, Донна, социальный работник, спросила его: "- Волтер, чего тебе не хватает для счастья?" - и Волтер ответил: ложечек "- одной персональной выставки. Я не хочу после смерти, я хочу её увидеть". Странная парочка повспоминала, что, где и у кого, растрясла "подвалов и шкафов", три десятка картин, странных и прекрасных, разместились на стенах Сити-Холла, было много посетителей. Дедушка Волтер бродил среди зрителей, заглядывал в лица  и улыбался...
  Гэри рассказывал, что в последнюю ночь дедушка Волтер долго не мог заснуть: "- Я присел у кровати, а он подмигнул мне и улыбнулся. И- всё. А в руке у него зажата белая пластиковая ложечка. Мы не стали отбирать, когда обмывали."

docvtumane: (Default)
Этель выла. Я периодически заходила к ней- она встречала меня фигой, скрученной из маленького морщинистого личика. Я выходила- вой возобновлялся.
- Этель, как мне помочь тебе?
- О-о-о, кто-нибудь, помогите! Помогите мне!
- Этель, я здесь. Что мне для тебя сделать?
- Помогите же, кто-нибудь!
- Тебе больно?
- Да, так больно!
- Дать таблетку? Подушечку вот сюда? Что?
- Нет, мне ничего не надо. Помогите мне.
- Этель, я могу сделать так, чтобы боль ушла. Позволь мне помочь.
- Нет, я буду страдать. Я буду кричать, ведь ни-кто не хочет мне помочь.
- Этель...
- Уйди, не мешай мне страдать. ЭЭЭЙ, кто-нибудь, помогитеее!!!
docvtumane: (Default)
Мы с ней родились в один день, ровно 30 лет разницы. Сара- южанка. Этот луизианский выговор ни с чем не спутаешь, но понимать мне её трудновато. Манеры хорошо вышколенной служанки- порылась в личном деле, и действительно- работала в гостинице. Старается быть незаметной, и очень удачно- сколько раз искала её в толпе старичков и старушек, а она прикинулась ветошью, и нет её ни для кого. Однажды Сара позвала меня, с тысячью извинений, как обычно:
-Nataly, sorry to bother ya, please give me a gun. I need a gun.
Я вытаращилась на неё: -Сара, милая, ты с кем воевать собралась? Она моргает, сопит и талдычит: -Gun, I need it.
-Sarah, can I help you?
-Oh yes, please, I just need a gun. Can I have one?
-Sarah, what you gonna do with a gun?
Сара хмурится, соображает... и наконец облегчает мою душу:
GOWN! Nataly, go-wn!!! ГА-УН! (чёртова иностранка, ну что ж ты такая тупенькая у нас! Ночная рубашка (gown) мне нужна, а ружьё (gun) нужно тебе! Пойди и застрелись уже! ) Сдержанно улыбаясь, она уходит к себе в комнату и закрывает дверь (наверное, поржать отползла).


docvtumane: (Default)
Рубрика, опрометчиво  давно обещаная мною в каком-то обсуждении в ЖЖ. Мне тогда сказали, это кому-нибудь нужно. Не знаю, не уверена- потому что многие, о ком я буду рассказывать, и сами-то никому не нужны. Они уходят, а мне не хочется, чтоб они уходили без следа. Я, полжизни бывшая педиатром, вот уже почти пять лет работаю со стариками. За 15 лет не потеряла ни одного пациента- а теперь ни недели не обходится... Мне говорили: это жизнь, привыкнешь. Можно ли привыкнуть к смерти?
Я, в-общем, холодный человек. И с родственниками у меня не сложилось, и связи старые растеряла (почти без сожалений)- а к этим чужим, сумасбродным, капризным привязываюсь прочно, а уходят- болит, ох как болит.


Page generated Sep. 23rd, 2017 07:15 am
Powered by Dreamwidth Studios